Война хирурга Казимира Спалека закончилась приговором трибунала в Тамбове

Бывший начмед тамбовского госпиталя перешёл на сторону немцев, а затем пропал.

Сегодня, в дату начала Великой отечественной войны, «Блокнот Тамбов» делится эксклюзивным материалом.

История врача-хирурга Козьмы (Казимира) Спалека стала известна совсем недавно. В 2022 году в рамках реализации проекта «Без срока давности» по расследованию преступлений нацистов и их пособников в годы Великой Отечественной войны УФСБ России по Тамбовской области рассекретило архивно-следственное дело Казимира Семёновича Спалека – военного врача, призванного на фронт в Великую Отечественную войну. Впрочем, вот, что стало известно об истории хирурга.

Казимир Спалек родился в 1907 году в городе Калиш, западнее Лодзи. Тогда эта часть Польши входила в состав Российской империи. После революции 1917 года остался в Советской России, по его словам, воспитывался в детском доме. В октябре 1935 года его призвали в ряды Красной армии, где он служил военным врачом 3 ранга. В Тамбове был начальником медицинского отделения военного госпиталя.

22 июня 1941 года Спалека призвали на фронт. Он стал хирургом медсанбата 19 стрелковой дивизии 24 армии Западного фронта. Но уже в октябре 1941 года попал в окружение под Вязьмой. 

По данным, имеющимся в архивах тамбовского УФСБ, попав в окружение, Спалек решил, что войну Советский Союз проиграет, и ему надо работать гражданским медиком под руководством немецкой администрации. Из лагеря для военнопленных в Курской области он поступил на службу в местную больницу. 

Высокий профессионализм врача был оценен оккупантами.  Его операции неоднократно посещали немецкие врачи, в том числе профессор Мойфер. Спалек поддерживал дружеские отношения со многими немецкими офицерами. Летом 1942 года, через неделю после захвата правобережной части Воронежа, он прибыл туда в составе немецкой колонны. 

Здесь оккупанты занялись организацией своей администрации. Нашли человека, которого назначили бургомистром – некоего Михайлова, а Спалек стал руководить медицинским отделом оккупационной администрации.

Казимир Спалек, привлекая неэвакуированный медицинский персонал, организовал в Воронеже несколько лечебных учреждений для гражданских лиц. Из протокола его допроса становится ясно, что немцы не были заинтересованы в лечении местного населения.

«Комендант говорил мне, что раненых и больных жителей города надо концентрировать в определенных пунктах, имея ввиду созданные лечебные учреждения, – рассказывал он на допросе. – Во время эвакуации, когда инвалиды, старики и больные по своему физическому состоянию отказывались выезжать из города, немцы в принудительном порядке водворяли их в Дом инвалидов. В лечебных учреждениях немецкие власти создавали нечеловеческие условия для больных и раненных: медикаменты отпускались в очень ограниченном количестве, продовольствием не снабжали, питьевой воды не хватало. Больные мучились от жажды. В результате таких кошмарных условий, в лечебных учреждениях распространялись инфекционные заболевания, в ранах заводились черви, увеличивалась смертность».

В августе 1942 года в Воронеж прибыла зондеркоманда 4А Вальдемара фон Радецки, которого в 1948 году в Нюрнберге осудили как военного преступника. В городе начались массовые казни, зондеркоманда занялась  тотальным выселением всех жителей города. 

Тогда командир опергруппы Август Брух приказал Спалеку составить список тяжелобольных по всем лечебным учреждениям с указанием диагноза и состояния больных. И вскоре на основании этих списков нацисты и их пособники приступили к уничтожению пациентов больниц. 

Первая группа обреченных на уничтожение была отправлена из Дома инвалидов 17 или 18 августа 1942 года. В неё включили 30 лиц с полной потерей зрения и лиц старше 90 лет. В те же дни Дом инвалидов пережил массовое убийство пациентов из числа евреев. Пьяная компания украинцев из зондеркоманды вывела всех евреев во двор госпиталя и расстреляла, затем отправилась в соседний госпиталь, где были расстреляны врач Мухина и профессор Вержбловский.

27 августа 1942 года оккупационные власти издали приказ  о прекращении обслуживания лечебных учреждений. Всех раненых и больных погрузили в автомашины и в окрестностях города в Песчаном логу расстреляли. 

Выжившая пациентка одной из больниц Анна Попова затем рассказала эту историю: 

«К нам подошли немецкие солдаты, и, откинув брезент, приказали всем выходить. Нашим глазам представилась ужасная картина. Мы находились возле оврага, в котором лежали трупы расстрелянных людей из первой машины. Фашистские подлецы принуждали нас ложиться на эти трупы лицом вниз. Не ожидая спасения, я легла на землю и, закрыв голову пальто лежавшей рядом застреленной ещё теплой женщины, чтобы не видеть происходящего вокруг ужаса <…> Наконец, выстрелы стихли и нас начали засыпать землёй < …> Подождав немного, я вылезла из оврага и спряталась в бурьяне. Я видела, как машины приходили и уходили ещё несколько раз. Расстрелы продолжались до вечера».

На основании её показаний после освобождения Воронежа было установлено место расстрела. В результате   раскопок с 7 по 9 октября 1943 года было извлечено 450 трупов, том числе и 35 детских.

За несколько дней до этого Казимир Спалек покинул Воронеж и перебрался в Землянск, где стал начальником амбулатории. Здесь он лечил как местных жителей, так и солдат Вермахта. Возглавлял особую врачебную комиссию по определению трудоспособности лиц, привлекаемых к принудительным работам. 

28 января 1943 года Землянск был освобождён Красной армией. Спалек же продолжил свою работу врача. С 1943 по 1948 годы он был главным врачом и начальником хирургического отделения больницы Липецкого тракторного завода. В 1948 году вернулся в Тамбов.

А 11 февраля 1950 года врачи, сотрудники и пациенты 1 городской больницы Тамбова шепотом обсуждали новость – врач-хирург Козьма Спалек арестован «органами». 14 июля Военным трибуналом Воронежского военного округа был признан виновным по статье 58-1 «б» УК РСФСР (Измена военнослужащего Родине, переход на сторону врага) и осуждён к 25 годам исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах на 5 лет и конфискацией имущества. 

Но вскоре наступила политическая амнистия, и определением Военной Коллегии Верховного Суда от 11 февраля 1958 года приговор был отменён, производство по делу было прекращено. Однако,  дальнейшая судьба Казимира Спалека неизвестна. 

Сегодня, в дату начала Великой отечественной войны, «Блокнот Тамбов» делится эксклюзивным материалом.

Не забывайте подписываться на наш телеграм – t.me/bloknot_tambov_68

Виктор Бахтин

Новости на Блoкнoт-Тамбов