«Урал считаю своей Родиной»: представители национальных организаций о переезде в Свердловскую область
Россия — дом сотен народов. Высший правовой документ России — Конституция Российской Федерации — начинается со слов: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённый общей судьбой на своей земле…». Действительно, каждый субъект РФ по составу населения является многонациональным, а Свердловская область занимает в этом рейтинге лидирующие позиции.

В преддверии Дня России, который все жители многонациональной Свердловской области считают своим праздником, представители некоторых народов, проживающих на Урале, рассказали о том, каким был их путь из родной Республики в теперь уже родную Свердловскую область.

Закир Оллаберганов, председатель Национально-культурной автономии узбеков Екатеринбурга «Узбекистан»
Мой путь из Узбекистана в столицу Урала был очень долгим и часть его я преодолел на вертолете. В 17 лет отправился на учебу в город Фрунзе — поступил во Фрунзенское авиационного училище. Получив образование, служил в разных городах Советского Союза: Тамбове, Семипалатинске, киргизском городе Токмак, Нижневартовске, Сургуте и других. Спустя несколько лет получил военное общежитие в Екатеринбурге, но в 90е годы попал под сокращение и был направлен в Москву, в «Школу бизнеса». Закончив ее, 7 лет работал в столице России.

А потом судьба снова привела меня в Екатеринбург. Здесь я поступил в аграрный университет, получил второе высшее образование, открыл бизнес и встретил жену.

История моего пути из Узбекистана до Свердловской области сейчас, на словах, кажется простой. Но тогда бывало очень сложно. Первые два дня в Екатеринбурге я, например, ночевал на вокзале. В это же время разгружал вагоны — по 60 тонн за ночь. А все потому, что 18-20-летним восточным парням уже стыдно просить деньги у родителей. А я пообещал одной прекрасной девушке, что приглашу ее в ресторан. Я тогда не только выполнил обещание, но даже купил букет цветов.

Еще одно воспоминание того времени — первые уральские морозы. В Екатеринбург я приехал в легкой куртке, потому что, прожив всю жизнь в Ташкенте, я даже не думал, что бывает так холодно! Поэтому снова отправился разгружать вагоны и купил себе пуховик и теплые ботинки.

Адам Калаев, председатель Екатеринбургского регионального центра чеченской культуры «Вайнах»

«Свердловск — промышленный город», — заметил я, глядя на карту. Именно так, по карте, я решал, куда поехать учиться. Выбрал Свердловский юридический университет, поскольку посчитал, что в промышленном городе преобладает законность.

Всю жизнь я провел в селе Верхний-Наур, где живут одни чеченцы. Это глубокая деревня. И поездка на учебу была сравнима разве что с переездом в другую страну. С трудностями столкнулся в первый же день. Уезжая из дома, я официально выписался и потому не имел регистрации нигде. А человека, который нигде не прописан, еще и иностранца, не могут заселить в гостиницу. Перспектива жить на вокзале с людьми без определенного места жительства была ужасающей.

Но я всегда был с характером и добрался до директора гостиницы, минуя все очереди. Спросил: «Неужели этот город открыт для тех, кто сейчас живет на вокзале, но закрыт для меня?». Во мне эта женщина, директор гостиницы, увидела характер своего сына и пошла навстречу. Все сложилось удачно: поступил, учился, работал и вот живу здесь уже 40 лет.

Нико Кобаидзе, председатель Общества грузинской культуры «Руставели»

В 1983 году я отслужил на Дальнем Востоке и получил направление на обучение. Было несколько вариантов, куда поехать: Новосибирск, Саратов и Свердловск. Я посмотрел карту. Новосибирск отпал из-за того, что был далеко от Грузии, а я собирался вернуться после института на Родину. Саратов отпал, потому что был слишком близко к Грузии. А вот Свердловск находился посередине. И, главное, из Свердловска в Тбилиси был прямой рейс.

Так я приехал и поступил на рабфак, а уже через год — на первый курс лесоинженерного факультета Уральского лесотехнического института.

Помню, что в первые дни ездил на трамвае и наблюдал за людьми. Обратил внимание, что жители города очень серьезные, занятые. Рабочий класс! Но в то же время все они вежливые и внимательные. Я ничего не знал о городе и задавал много вопросов о том, как и куда доехать. Мне всегда помогали.

Фарух Мирзоев, председатель правления Ассоциации национально-культурных объединений Свердловской области, руководитель общества таджикской культуры «Сомон».

В 1992 году в Таджикистане началась гражданская война, которая перечеркнула перспективы для развития, учебы и работы тысячам граждан Республики. Я отправился в Москву, затем — в Сургут, где у меня жил брат. Уже оттуда, не устроившись на работу, перебрался в Свердловскую область, в Екатеринбург. Думал, что в этом городе поживу месяц, а затем уеду на Родину или вернусь в Москву. Но вот уже 25 лет живу здесь и чувствую, что Екатеринбург — мой дом.

Шахин Шыхлински, председатель Свердловской областной общественной организации «Азербайджан»

Я родился в селе Шыхлы Казахского района Азербайджанской Республики, что на границе с Грузией и Арменией. Название села переводится как «светло». В Свердловскую область попал по направлению, как это часто было в то время. После армии через рабфак в 1986 году поступил в Свердловский юридический институт и закончил его. Я стал первым в семье, кто перебрался на Урал, но не первым, кто стал жить в России: мой дед Али Ага Шыхлински всю жизнь служил в Царской, а потом в Российской Армии. Он был генерал-лейтенантом и его называли «Богом русской артиллерии». К слову, он был единственным азербайджанцем, ставшим командующим армии. А бабушка Нигяр была первой азербайджанской сестрой милосердия, председательницей Больницы дамского комитета офицерской артиллерийской школы при Красном Кресте в Первой мировой войне.

На сегодняшний день я уже более 33 лет живу в Свердловской области. Здесь же создал семью, воспитал и продолжаю воспитывать четверых детей.

Камчыбек Каримов, председатель Кыргызской диаспоры «Кыргызстан-Урал»

Почему я выбрал Свердловскую область? Мне подсказало сердце. 12 июля 1983 года я поступил в Свердловский инженерно-педагогический институт на машиностроительный факультет. До этого в Киргизии закончил колледж, в котором готовили преподавателей. Было много вариантов институтов, в которых можно продолжить обучение, но интуитивно я решил: поеду в Свердловскую область. Хотя до этого в России даже не был.

После 1 курса меня призвали в армию. Но, отслужив, я вернулся и продолжил образование. А потом, в 1991 году, вернулся в Киргизию. К этому времени Свердловская область стала для меня уже родным местом. Здесь остались друзья, одногруппники, многие сослуживцы жили в муниципалитетах региона. И в это сложное время — начало 90х — мы поддерживали друг друга, как могли. А потом они сказали: «Приезжай». К этому времени в Киргизии я уже успел жениться, появились дети. Но взял семью и приехал в Екатеринбург. Мои дети — а их у меня трое — росли и учились уже здесь.

Зайнула Дарбишухмаев, председатель Национального культурного центра «МОЙ ДАГЕСТАН»

Два моих брата учились в Свердловске, и наша семья решила, что все братья должны жить в одном городе. Поэтому 24 июля 1985 года я прилетел и поступил в Свердловский сельскохозяйственный институт. В декабре отправился в ряды вооруженных сил Советского Союза, полтора года из двух служил в Германии. Затем вернулся, продолжил образование.

Переезд прошел легко и сам город мне сразу понравился, особенно старые деревянные дома, уральские горы, лес вокруг и доброжелательные люди. Ощущение было, будто я нахожусь у себя на малой Родине, в Дагестане: и взрослые, и сверстники были очень дружелюбно настроены! Например, подсказали, что зимой, когда сильные морозы, нужно открытые участки лица намазать гусиным жиром. Местные студенты угощали грибами, татары — чак-чаком. Здесь же я впервые узнал, какие на вкус уральские пельмени.

Вскоре к нам приехал еще один брат. У каждого из нас давно свои семьи и наши дети родились здесь, на Урале. Я люблю Дагестан, но пригодился не там, где родился, а там, где отучился. Сегодня культуру нашей Республики активно развиваю здесь, на Урале.

Ирина Гуткина, директор Екатеринбургского еврейского культурного центра «Менора»

Мой папа был эвакуирован из блокадного Ленинграда. Там у него погибла практически вся большая еврейская семья: остался только он и его сестра. Так в 4 года он оказался в Висимском детском доме. Кстати, с сестрой они нашли друг друга только после окончания войны. В 14 лет закончил ремесленное училище и сразу пошел работать на завод, где вырос из должности помощника токаря до главного механика. На пенсию оттуда он ушел совсем недавно. Папу зовут Арон Абрамович Гуткин. Он никогда, даже в самое сложное для евреев время, не скрывал и не менял свое имя.

Семья мамы — тоже евреи — была эвакуирована из Украины. Часть родственников оправилась в Нижний Тагил, часть — решила пережить войну на Родине, понадеявшись на то, что немцы, как и в первую мировую войну, будут интеллигентными. Но именно тогда случился Холокост.

Здесь, в Свердловской области, мои родители и познакомились. Всю жизнь Урал они считают своей Родиной.

Али Рабаданов, представитель Молодежной Ассамблеи народов России «МЫ — РОССИЯНЕ» в Свердловской области, председатель «молодежного крыла» Национального культурного центра «МОЙ ДАГЕСТАН»

Я родился в Свердловске. Здесь учились мои родители. Когда мне было 1,5 года, они приняли решение вернуться на малую Родину отца и всей семьей мы переехали в Дагестан. Там я и братья пошли в школу. Но в 2003 году снова отправились в Свердловскую область, в Екатеринбург. К этому времени я закончил 8 класс и родители думали о том, что нам необходимо будет получать высшее образование. На сегодняшний день в Екатеринбурге я прожил больше половины своей жизни.

Масис Назарян, председатель Армянской общины «Ани-Армения»

В 1980-81 годах мои друзья пригласили меня в Свердловскую область работать. В советские времена в городах, особенно в глубинках, не хватало одежды и обуви, и мы открыли мастерские: шиши обувь и делали бижутерию.

Менять место жительства было не страшно: в Советском Союзе все люди, независимо от национальности, были друзьями. Что меня удивило в Свердловской области? Здесь было много трехколесных мотоциклов и очень холодно. Но порадовало большое количество красивых женщин.

Ян Сокол, председатель Екатеринбургской цыганской национально-культурной автономии «Рома Урала»

Я сам родился в Первоуральске, но все мои предки живут в Ленинградской области. Бабушка с дедушкой строили свою жизнь именно там: у них был дом, у дедушки — работа. Но в связи с тем, что старший сын, мой дядя, отслужив в армии, решил жениться, было принято решение переехать поближе к нему, в город Касли Челябинской области. Дед не хотел все бросать, но бабушка настояла на этом. На самом деле она просто взяла детей, поехала к старшему сыну, и деду не оставалось ничего, кроме как отправиться за ними. Там построили дом себе и старшему сыну, дед нашел работу.

Они всегда искали лучшей жизни, несмотря на то, что жили не плохо. Сначала приняли решение переехать в Первоуральск, где я и родился. Потом — в Екатеринбург, который уже много лет является для нашей семьи родным городом.

А наш дом в Касли теперь является городским главпочтамтом.

Георгий Асоев, председатель свердловской общественной культурно-молодежной организации «Езиды Урала»

У езидов сложная история, и история переезда каждого представителя нашего народа частично трагична. Я в Свердловскую область приехал в 1992 году. Но я ехал ни «в никуда»: здесь у меня был брат и предложения о работе. Поэтому было не страшно. Тем более город и его люди мне понравились. Лично меня удивил только холод. До этого я жил в Тбилиси и к таким морозам совсем не привык.

Земляки спрашивали меня: «Куда ты уехал?». Я отвечал: «На Урал». И все одинаково удивлялись: «Там же белые медведи!».

Спустя время я перевез сюда родителей, мои дети родились в Екатеринбурге. Сегодня Россия — наша Родина.

Марина Бычкова, председатель национально-культурной автономии немцев Екатеринбурга, председатель региональной автономии немцев Свердловской области

Мои предки прибыли в Россию после издания манифеста Екатерины второй о приглашении иностранцев в Россию. У нас была династия фармацевтов-аптекарей, но на мне она и закончилась. Моя мама была последним фармацевтом-медиком, но ни я, ни мои дети не пошли по стопам…

А я родилась и выросла в Казахстане, куда в своё время была выселена семья моей бабушки по национальному признаку. Папа приехал в своё время в Казахстан из Украины поднимать Целину. Он почетный целинник.

Я на Урал попала банально — приехала учиться в СИНХ в 1990 году, ещё в Советском Союзе. А, когда закончила первый курс, Советский Союз «развалился», и, получив высшее образование, я осталась в Екатеринбурге.

Хыдырбай Бегжанов, президент региональной общественной организации «Евразия-Казахстан»

Я родился и вырос в Узбекистане, после окончания средней школы, пошел служить по призыву. Отслужив, в 1989 году приехал в Свердловск, чтобы поступить в Свердловский юридический институт. Помню, было очень много абитуриентов и студентов из разных уголков страны, тогда был Советский Союз. Отношение местных жителей было доброжелательными. Чувствовал себя комфортно. В итоге поступил сначала на рабфак, потом в институт. Учебу совмещал с работой водителем. Получил высшее образование по специальности юрист. Здесь же женился, имею 4 детей, 2 из них получили высшее образование, сейчас 3 ребенок — сын является студентом высшего учебного заведения. Детям также комфортно, как и мне. Сейчас у меня фермерское хозяйство. Чувствую себя достойным гражданином России.