Сергей Степашин: «Вскрылся разрыв интересов государства и бизнеса»

Федеральная информационная повестка, так же как и региональная, посвящена одной мировой проблеме под названием «COVID-19». Бизнес ведёт борьбу за выживание (кроме монополистов), государство пытается (или делает вид) разработать механизмы преодоления сложившегося кризиса. 

В интервью ИА «Общественная служба новостей» один из «кризисных» менеджеров в истории новой России, Сергей Степашин, рассказал о том, что ожидается в «противостоянии» государства и бизнеса.

– Сегодня пандемия, которая носит, в первую очередь, биологический характер, нанесла удар по экономике. С чем бы Вы сравнили происходящее сегодня?
– Если вы начали с информационных поводов, которые, по вашему мнению, отошли на второй план, хочу напомнить, что через месяц мы будем отмечать 75-ю годовщину Победы советского народа над гитлеровской Германией. Вот вам и аналогия. Только я бы сравнил не с маем 1945 года, а с октябрем 1941-го под Москвой. Враг у ворот столицы. Правительство параллельно со многими вопросами решает главный – удержать Москву. 16-21 октября – тяжелейший период. По сути – кризис. Удержали! Так и сегодня. Сложно, непросто, не знаем, когда и в каком состоянии выйдем из кризиса пандемии. Но выйдем. А враг у нас более изощренный. Неосязаемый, невидимый, но очень опасный.
 – Вы сказали не знаете, в каком виде мы выйдем из кризиса. Что Вы имели ввиду?
– То, что выйдем – это не обсуждается. Но все самое сложное начнётся потом, когда мы начнём работу над ошибками. Когда начнем бороться с последствиями. 
– Восстановление народного хозяйства как после войны?
– Именно. Уже сегодня мы видим, какой удар ситуация нанесла по экономике. И прежде всего по мелким и средним предприятиям, по реальным людям. И неизвестно, какие испытания предстоят им. Отсутствие работы, средств для существования и реальной перспективы для многих. А это семьи, дети, старые и больные родители. Ипотека, кредиты, налоги… Мир для многих перевернулся.
– Как в девяностых?
– С точки зрения моральных потерь, похоже. Но самое главное отличие в том, что люди в девяностые втягивались постепенно. Ведь мы шли к ним с начала 1980-х. Сегодня удар нанесён сиюмоментно. Но при этом власть не находится в растерянности, как было в девяностых. Работает полиция, спецслужбы. Посмотрите на организованность и оперативность принятия решений. Строятся новые больницы в фантастически короткие сроки, перепрофилируются иные медучреждения. Полнейшая мобилизованность медиков, правоохранителей, армии. В принципе есть и понимание в обществе. Но ресурс не бесконечен. И самое главное начнется поле формального карантина.
 – Что должна сделать власть?
– Надо дождаться окончания темы. Но уже сегодня, как вы заметили, предстоит восстановление народного хозяйства во многих секторах. И тут нужны нестандартные схемы поддержки, кредитования, расширения госзаказа на общенародные запросы, введения отсрочек платежей по кредитам, возможно изменение налоговой системы. Но главное – сохранить управляемость, потому что степень турбулентности будет высокой. И это объяснимо. Но управляемость не значит закручивание гаек, а может напротив – послабление в некоторых сферах. Мир будет иным. И от понимания этого будут зависеть решения власти. По ее действиям будут судить о многом. Главное – избежать противостояния, снизить напряженность, не допустить эксцессов.
– А что, по Вашему мнению, может быть предметом работы над ошибками?
– Навскидку я бы выделил три темы. Отношение к здравоохранению, образованию, экономические рычаги для стабильности малого и среднего бизнеса. Теперь по очереди. Здравоохранение – ключевая задача сегодня, если понимать, что демография для нас задача номер один! Оно подверглось, я бы сказал, бездарному секвестрованию и демонтажу. Ситуация показала, что это была большая ошибка. Нам необходимо восстановить лучшие традиции нашей медицины, выделив её в приоритетную отрасль. Вернуть доступность здравоохранения, в том числе, высокотехнологичного, для людей на безвозмездной основе. Врач и учитель должны стать наиболее уважаемыми категориями и морально, и материально. Урок, который преподнёс нам коронавирус, ещё раз доказал это.
Второе. Ближайшее будущее покажет, сколько было потрачено средств государственных и частных для подготовки никому не нужных, с сомнительным профилем подготовки специалистов, которые окажутся за бортом жизни. А это не просто протестный электорат. Это наши люди. Они говорят: это не мы такие, это жизнь такая. Михаил Тимофеевич Калашников считал, что все нужное – просто. Посмотрите на специальности, по которым выпускаются студенты вузов. Оторопь берет от надуманности некоторых. Их и образованием не назовёшь! И это при том, что в стране действительно не хватает инженерно-технических работников, людей труда.
Полагаю, что государство обязано определить необходимые специальности и специалистов, которые необходимо готовить на бюджетной основе. А выпустив, обеспечить их работой, чтобы они не уезжали за рубеж, достойными условиями для работы на благо страны. При этом должна быть взаимная ответственность. И студенты должны понимать, что им предстоит работать именно по полученной специальности. Сколько медиков мы выпустили? Несчетное количество. Но почему 60 тысяч врачей дефицит? А это, к слову, и специалисты на особый период. Реально надо вспомнить и обещание – обеспечить всех школьников планшетами, дать интернет в сельские школы. И где это? Читаю: башкирские школьники из дальних районов делают уроки в машинах на трассе, потому что в селе нет интернета и сигнал не проходит! В каком веке живем? И где эти обещалкины искусственного интеллекта? Отвечать надо!
Глядя на наших учителей старше 60 лет, которые сегодня ведут занятия дистанционно, в очередной раз убеждаюсь, что наше советское образование было лучшим. Ведь многие учителя из этой категории еще два месяца назад не знали, как подойти компьютеру. А сегодня ведут уроки в виртуальном пространстве! И думаю, что за таким дистанционным образованием будущее в принципе.
И последнее – экономика. С одной стороны, кризис дал понять, что созданные резервы позволяют выжить. Но с другой – вскрылся разрыв интересов государства и бизнеса, который рассматривается как дойная корова. Три шкуры с него дерут, а он ещё жив… Был. Надо в корне пересмотреть систему взаимоотношений. Нельзя рубить сук, на котором сидит вся страна.
– Вы уверены, что работа над ошибками будет?
– Она уже идёт. На последнем совещании Президент РФ жестко предупредил и министров, и губернаторов. И думаю, что это не китайское предупреждение, а реальность.

Слова политика звучат, как всегда, ободряюще. Но почувствуем ли мы эту «бодрость» после окончания ситуации с коронавирусом – покажет только время. Делать выводы пока что рано, но уже многие прогнозируют резкий экономический спад, а выходить из него – дело далеко не одного года, как показывает наша прошлая история.

Фото: ippo.ru

Игорь Юрьев

Новости на Блoкнoт-Тамбов