Как государство помогает фермерам богатеть
Жердевские грибы, гуси из Петровского, сыр и козье молоко из Савинки — лишь немногие брендовые продукты , которые появились либо в самое ближайшее время выйдут на рынок благодаря грантам «Агростартап». О том, как гранты из федерального бюджета по нацпроекту поднимают тамбовское село — репортаж специального корреспондента газеты ВЗГЛЯД.

— Гусь линдовский, — аттестует ближайшую птицу Вера Раева из села Петровское, Петровский район Тамбовской области. — Только ближе не надо, ладно?

Хорошо, что предупреждает вовремя: ближайший гусак вскидывает шею без объявления войны, щелчок его клюва рассекает воздух в паре миллиметров от неосторожно выставленной ладони. Небольшое стадо в загоне на заднем дворе дома, где живут родители Раевой и ее семья: сама фермер Раева В. В., муж, сын и дочка — выглядит внушительно и временами даже угрожающе. Особенно когда гуси все вместе начинают гоготать.

— Щиплются, а как же, — подтверждает Вера Валерьевна. — Мы привыкли, не боимся. Гусь суровый, но разводить его более-менее нормально, особенно тут. Линдовский — это как тамбовский гусь, только смешанный с другими породами, селекционный. Впервые подалась на получение государственной помощи в развитии хозяйства, сразу выиграла грант по нацпроекту.

— А вспомните, по какому?

— «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», грант «Агростартап». К конкурсу назубок выучила, — говорит Вера Валерьевна, обладательница более 2 миллионов рублей на развитие собственного птицеводческого дела.

Гусей у Веры Раевой в этом году было шестьсот. К декабрю осталось пятьдесят — аккурат на две ярмарки перед Новым годом. Остальные за год разлетелись по другим базарам и по оптовым покупателям — , , . Тушки — разумеется, после полной предпродажной подготовки, с ощипыванием и потрошением, «до полусотни в день иногда выходило» — идут по 350 рублей за килограмм. В итоге — за минусом затрат на корма и после уплаты всего, что положено, пусть и по льготным ставкам для начинающих — у Раевых осталось около полумиллиона рублей чистыми. Приличный бизнес, особенно по сельским меркам и для семейного хозяйства. И еще два рабочих места — положенный минимум по условиям гранта: разнорабочий и птицевод — по 12 тысяч, пока что оба на половинной ставке. И бухгалтер — «на основах взаимопомощи»; пока бумаг немного, опять же льготный период.
Разведение гусей — сложный бизнес (фото: /ВЗГЛЯД)

В следующем году отчетности будет больше, а вакансий планируется четыре и «на полный день». Потому что грант, выигранный Раевой, заработает в полную силу — и если все будет хорошо, то двух работников для гусиного хозяйства будет мало. На арендованной половине гектара Вера Валерьевна построит птичник, обустроит пруд и заведет не шесть сотен, как в 2019-м, а все четыре тысячи гусей.

— А меня все отговаривали с гусями на «Агростартап» выдвигаться, — вспоминает Вера. — Куры, индюки — много заявок, а с гусями только одна до меня была, и ту отклонили.

Гусь слывет капризным в разведении — хотя Вере вот более-менее нормально, — и, как говорят областные чиновники, «неочевидным по экономике». Тем не менее, судьбу предприятия решил четырехлетний Верин сын Никита. После его «Мама, давай заведем гусей» решили все же попробовать.

— Я подумала: «Кто не рискует, тот не ест», — кажется, Вера изобретает новую пословицу. — План просчитали, с районом и с областным сельхозуправлением проконсультировались. Впервые пошла на грант, впервые выиграла. С нуля.

Гуси — да, с нуля. А, к примеру, утками в собственном подсобном хозяйстве родители Веры Валерьевны занимались давно. Вера Раева не сразу собралась продолжать семейные традиции птицеводства. Сперва закончила пединститут, «детское дошкольное». Работала в Липецке, в детсаду. Недолго:

— Поняла, что не мое. Не дети «не мое», детей как раз очень люблю. А вот город — не для меня.

Село Петровское, если что, работой не обделено. Рядом с Петровским — хозяйство Дубовое, одно из крупнейших по части тамбовских яблок. Здесь же — Избердеевский элеватор, самостоятельный экспортер хлеба: путевки и поощрения для сотрудников, за уборочную можно заработать на иномарку. Муж Веры работает как раз там, высотником. Но, если с гусями все получится, то и ему предстоит уйти с работы — такая договоренность уже есть. Удастся все по «Агростартапу» — и через три года Вере Валерьевне можно будет подаваться на помощь по семейному фермерскому хозяйству.

— Проблемы? Соседи-конкуренты с утками, косо на нас смотрят в последнее время. Кошки лазают, лиса приходит — вон за тем обломком живет, — показывает Вера Раева в сторону разрушенного дома с надписью «продается». — Ходит, но не трогает. Мы тоже не трогаем. Никого.

— Сначала разграбили, потом продали, — Александр Плужников отпирает дверь своего крестьянского фермерского хозяйства (КФХ) в городе Жердевка. Двухэтажное капитальное здание с хорошим ремонтом, скорее, подходит для промышленника, но никак не для агрария. Перпендикулярно — второе такое же, но с разбитыми окнами и полным запустением внутри.

Казармы истребительного авиаполка были построены около полувека назад. Полк покинул Жердевку в середине девяностых; осталась взлетная полоса с часовым — для защиты от охотников за металлоломом того, что защитить еще можно. Казармы, однако, сразу ушли на муниципальный баланс, потом аренда, потом — «еще много чего было за двадцать-то лет», говорит Александр Викторович. Короче, если не говорить о грустном — в частности, о том, что немалая доля трехмиллионного гранта по «Агростартапу» пошла на ремонт, и для всего остального уже пришлось отжалеть полмиллиона из собственных кровных, — то в казарме авиаполка теперь выращивают грибы. Шампиньоны. Первые в Тамбовской области, если что.

— Честно скажу: перед тем, как подаваться на грант, выясняли, чем можно заниматься, — говорит Александр Плужников. — Выбрали грибы, потому что здесь они импортные, а поддержку отечественного производителя никто не отменял.

Александр Викторович некогда отвечал за матчасть в совхозе «Заря», специализация — яблоки (они на Тамбовщине везде, привыкайте) и вишни. Для того, чтобы перенастроиться на грибы — с подбором поставщика компоста, покупкой и отладкой холодильников и вентиляционной системы, обустройством казармы и т.д. — Плужникову потребовалось несколько месяцев.

— Офиса пока нет, все площади ушли под шампиньон, — Александр Плужников раскрывает очередной холодильник первого этажа.

Фермер в курсе, что шампиньоны вообще и грибы в частности — продукт не первой необходимости. И что в мире в среднем съедают по два кило в год на человека, а в России — по 1 кг. И что российское производство грибов пять лет назад составляло 40 грамм на душу населения, а с годами если и увеличилось, то ненамного.

— Есть куда двигаться по цене, — указывает Плужников. В его плане — 150 рублей за кило оптом, 180 в розницу. При том, что в магазинах такой же шампиньон сегодня — от 200 до 250. — Сорок тонн компоста дают 300 кило грибов в сутки. За три волны.

Сыр производства фермеров Тамбовской области (фото: Юрий Васильев/ВЗГЛЯД)

Деньги по гранту пришли в сентябре. Компост из Тульской области завезли в ноябре. Цикл до сбора урожая — два месяца. В новом году Плужников и его коллеги — пять сотрудников, по 15-17 тысяч рублей в месяц каждому («Большую зарплату положить можно, но пообещать и не заплатить — это очень плохо») — рассчитывают выйти на полтонны в сутки. На окупаемость — через год, к январю-2021.

— Главное, что мы поняли — что в каждой камере нужна разная температура. Система охлаждения — тоже отечественная, из Питера, очень хорошая, но немного надо научить ее работать так, как нам нужно, — говорит Александр Викторович. — Иначе произведем столько гриба, сколько вся область не съест, а потом будем простаивать. Но ничего, научимся.

Возможный бренд — «Чибизовка» по старому названию Жердевки. Так же называется и кооператив, в который входит хозяйство Плужникова. Кооператив сложился летом ушедшего года и производит, помимо прочего, колбасу — но здесь, признается глава «Чибизовки» Елена Андросова, надо еще собирать ресурсы. Так что брендированные жердевские шампиньоны при более позднем старте имеют шанс выйти на рынок раньше.

* * *

— Степень ответственности, продуманности проектов за последние годы очень выросла, — констатирует , начальник управления сельского хозяйства Тамбовской области.

— По сравнению с чем, Александр Владимирович? «Агростартап» только в этом году пошел, вместе со всеми нацпроектами.

— А собственная областная программа для начинающих фермеров? — спрашивает Аксенов.

Есть такая, да. Правда, только для уже зарегистрированных производителей. И с приоритетами. Для Тамбовщины это куриное яйцо, молоко, мясо крупного рогатого скота, плодоовощное производство. А по «Агростартапу» по факту можно подаваться на что угодно (если, конечно, убедишь комиссию в перспективности дела). Главное — проработать пять лет, создать рабочие места, отчитаться за расходы и производство продукции; тут жестко, но на то и нацпроект.

А так — действительно на что угодно, судя по тамбовскому продуктовому набору-2019: гуси, грибы, садовая земляника круглый год уже с 2020-го, рыбоводство… И — главное — кому угодно. Не выиграла бы, к примеру, та же Вера Раева грант на гусей — занималась бы своими прежними делами: воспитатель детсада — вполне востребованная профессия, вакансий вокруг Петровского немало. Вот если победишь, то да — быстро в банк и в налоговую регистрироваться в качестве фермера. Месяц на все про все.

Итог года для «Агростартапа» по-тамбовски таков: почти 80 миллионов рублей, выделенных региону по нацпроекту, в 2019 году получили три десятка фермеров — как зарекомендовавших себя, так и новоиспеченных. Еще полтора десятка стартапов — вновь минутка канцелярита — «подадутся на поддержку» в следующем году. По областной ли программе, по линии нацпроекта — как кому будет удобно. Ну и как повезет, конечно.

— Бренд может быть как региональным, так и собственным, — подчеркивает Александр Аксенов. Областные бренды определены давно: картошка (в этом году полмиллиона тонн), окорок — своя свинья и собственная технология. И, конечно же, мичуринские яблоки. — А если фермер называет свою продукцию собственным именем или названием села, города, поселка — это дополнительная гарантия качества, всем только на пользу. И региону — в том числе.

* * *

— Двух коз продали, потому что рогатые, — говорит Ирина Евграфова, жительница Рассказовского района. — А значит, бодучие. Нам такого тут не надо.

Козы — одно из слагаемых успеха современных крестьян (фото: Юрий Васильев/ВЗГЛЯД)

В Рассказово вяжут теплые носки. Отдельная тема, где в основе — то ли предание о замечательных свойствах местной шерсти, то ли расторопность людей бизнеса, наладившей носочное производство. То ли, как водится, все это, взятое вместе — и много прочего, заслуживающего особого рассказа из серии «бренды наших регионов».

Евграфовы тоже вязали и торговали. Теперь, однако, у Ирины и ее семьи — самостоятельный рассказовский бренд: «Крестьянское хозяйство Савинка» — по поселку, где они живут. По последней переписи в Савинке девять жителей — но с четверыми Евграфовыми наверняка больше, потому что из соседнего села Верхнеспасского они сюда переехали не так давно.

В Савинке Евграфовы обосновались три года назад. Козами занимаются уже пять лет: «Переехали, чтобы хозяйство расширить». Почему именно козы? Тот же случай, что и у Веры Раевой с ее линдовскими гусями: из-за старшего сына. С той разницей, что сын не попросил «давай заведем» — а заболел.

— Какая-то аллергия была атомная у Арсения, — говорит Ирина. — Задыхался так, что самое плохое думала. Ни один доктор распознать не мог, не то что вылечить. Повсюду пытались, год лечились. Не-а, не помогало.

— Бабушка козье молоко пить посоветовала, — говорит Юрий, муж Ирины. — Решили: чем покупать — заведем своих. Коз завели, молоко Арсений пить стал — за месяц прошло.

Полуторамиллионный грант по «Агростартапу» у Евграфовых расходится активно. Во-первых, коз стало почти в два раза больше, чем было — тридцать семь за вычетом двух бодучих. Во-вторых, определили помещение под сыроварню — это 215 тысяч. В-третьих, уже закупили оборудование для нее — 457 тысяч.

— Хотели устроить на работу местного скотника, но у того сгорел дом, — говорит Юрий. — Сейчас он домом занят. Поэтому пока что оформили как работника меня. Это можно, никаких нарушений. И потом, я и так тут работаю.

Торгуют, понятно, тоже сами — в Тамбове на фермерском рынке. Торгуют Евграфовы тем, что производят. С 80 литров козьего молока в день. Соответственно — молоко, йогурт, кефир, ряженка в русской печи, сырные конфеты — пополам с покупным домашним шоколадом. И сыры, разумеется: от мягкого, типа бурраты — до супертвердого по 2000 рублей за кило. Дорого, но вкусно.

На следующий год Евграфовы собираются оформить немного земли — и сделать пристройку под небольшую гостиницу.

— Чобы люди приезжали, ели сыр, гуляли по нашим местам классным. Экотуризм в чистом виде, — говорит Ирина Евграфова. — Это уже на свои будет. То есть, на заработанные по нацпроекту. То есть, с его помощью. Ну понятно же, да?

Понятно, Ирина Владимировна. Не менее понятно, чем куда более простая истина: если в правильное место дать хотя бы немного денег, то все появляется моментально и с нуля.

Гуси, например. Козы. Или вот грибы.