Ценности, обнаруженные на территории историко-культурного музейного комплекса «Усадьба Асеевых» принесли музейщикам проблемы. Корреспонденты «АиФ-Тамбов» побывали в купеческом дворце, с новой силой обрастающем легендами.

Случайный клад

– Человек, который непосредственно занимался прокладкой водопроводных сетей, пошутил, да мы здесь сейчас клад найдем, – смеясь, вспоминает Юрий Васильев, мастер Тамбовводоканала. – И буквально через две минуты ковш экскаватора вытащил из земли серебряные ложки. Начали ворошить землю, смотреть, а там оказались и монеты.


Всего рабочие случайно откопали 53 серебряные монеты конца 19 века достоинством 5, 10, 15, и 20 копеек Фото: АиФ / Сергей Новиков

Сокровища выкопали во время строительства на территории усадьбы фонтана «Венера». Всего рабочие случайно откопали 53 серебряные монеты конца 19 века достоинством 5, 10, 15, и 20 копеек, несколько серебряных ложек, нож и памятную медаль с изображением императора Александра III.

На найденном серебре специалисты усадьбы обнаружили монограммы «Н. Ш.». По историческим схемам и сведениям об усадьбе, выяснили, что на месте фонтана стоял дом друга фабриканта Ассева, художника Николая Шевченко. Здесь же была и его мастерская, где собиралась городская интеллигенция того времени.

– Видимо, это предметы из столового серебра художника, – рассказал «АиФ» заместитель главы администрации Тамбовской области Сергей Чеботарев. – Поэтому находка представляет историческую ценность.

Уроженец Полтавской губернии Николай Шевченко прибыл в Тамбов в составе кавалерийской бригады запаса в середине 1890-х годов. Здесь он окончательно обосновался, выйдя в начале XX века в отставку. Кисти Шевченко принадлежат многочисленные портреты представителей русской художественной интеллигенции, – людей, с которыми автор общался в разные годы. Кстати, именно в усадебном домике создан один из знаменитых его пейзажей – «Вид на Цну». Картина была написана уже после октябрьской революции. Покидать Россию, художник Шевченко не стал, в отличие от хозяина усадьбы Михаила Асеева. Именно поэтому и сохранились в усадебной земле предметы обихода живописца, а не богача фабриканта.

– На момент Революции сам фабрикант и его семья уже вывезли из Тамбовского имения все ценности, – рассказал корреспонденту «АиФ» Дмитрий Самородин, директор историко-культурного музейного комплекса «Усадьба Асеевых». – Здесь в тамбовской усадьба жила только обслуга. А заграницу Михаил Асеев уезжал со всеми пожитками уже из Москвы. Поэтому и спрятанных ценностей на территории усадьбы фактически быть не может.


На найденном серебре специалисты усадьбы обнаружили монограммы «Н. Ш.». Фото: АиФ / Сергей Новиков

Однако о материальной стороне находки музейщики стараются ничего не говорить. Ее определяют специалисты. Все найденные вещи уже обработали и разместили в большой столовой усадьбы. Теперь ими любуются и интересуются посетители Асеевского дворца, и не только они.

После находки клада Шевченко уверенность директора Тамбовского Петергофа в отсутствии в земле ценностей отнюдь не разделяют разномастные кладоискатели. Они уже давно вдоль и поперек перерыли усадьбу Асеева. Воодушевляли легенды о зарытых у дома фабриканта сокровищах.

– О богатствах, закопанных в парке самим Асеевым после революции, в Тамбове ходило много легенд, – рассказывает Сергей Чеботарев. – Якобы Асеев уехал за границу без денег и все ценности закопал. Искатели кладов перерыли всю территорию, но ничего не нашли. Поэтому известие о том, что при строительстве фонтана нашли ценности, вызвало ажиотаж.


Сокровища выкопали во время строительства на территории усадьбы фонтана «Венера» Фото: АиФ / Сергей Новиков

Очередной «взрыв из прошлого» подстегнул новую волну атак авантюристов. Найденный клад, обнародованный спустя время после помпезного открытия, сыграл с музейщиками злую шутку. На пару с пиаром таинственности дворца он принес большую головную боль.

– Всевозможные сайты и форумы просто переполнены переписками на тему «пора снова наведаться в асеевскую усадьбу», – сетует директор Самородин. Не знаем теперь чего и ждать.

Администрации только что отреставрированного музейного комплекса уже пришлось усилить охрану. А местные чиновники выделили денег на установку по всей усадьбе камер видеонаблюдения.

Тамбовский меценат

Михаил Васильевич Асеев родился в 1858 г. Окончил Тамбовскую гимназию, поступил на медицинский факультет Московского университета. Его однокурсником был Антон Чехов. В звании лекаря и уездного врача Михаил вернулся в Рассказово. В больнице при фабрике самолично лечил пациентов.


Михаил Асеев Фото: из архива редакции

Асеев был почётным попечителем Тамбовской мужской гимназии, попечителем Тамбовского Дома трудолюбия, где обучались сироты, старостой Александро-Невской церкви при мужской гимназии, почётным смотрителем Толмачёвского училища, членом правления Купеческого клуба в Тамбове, членом дирекции Тамбовского отделения Русского музыкального общества.

Тамбовский помещик за свой счет замостил улицы: Набережная, Варваринская (Первомайская), Солдатская (Тельмана), 1-я Комендантская (Гоголя). На территории своей усадьбы Асеев выстроил дом для талантливого художника Н.М.Шевченко. Был гласным Тамбовской городской Думы, возглавляя финансовую, водопроводную комиссии, занимаясь проблемой мощения улиц.

Во время Первой мировой Михаил Васильевич предоставил свой доходный дом в Тамбове под инфекционный лазарет для солдат. Снабжал городской Мариинский приют сукном на полный комплект детской одежды. В 1916 г. за заслуги перед Отечеством получил дворянское звание. Тамбовская городская Дума избрала Асеева Почётным гражданином города.

С наступлением революции Асеев с семейством эмигрировал.
На Асеевском дворце красовалась Кремлевская звезда
В 1947 году шпиль усадьбы Асеева украшал точная копия одной из кремлевских звезд. В народе долгое время говорили, что государственный символ в Тамбов по ошибке отправили на хранение. Сейчас эти данные проверяются специалистами историко-культурного комплекса «Усадьба Асеева». Между тем, есть информация, что звезду на дом фабриканта водрузили вполне официально. А на ее создание ушла сумма денег равная тогдашнему годовому бюджету Тамбовской области.

В 1921 году стал лидером русских эмигрантов в Англии. Был советником президента США Эйзенхауэра по вопросам суконной промышленности. До сих пор неизвестно, где он похоронен.

Легенды рода Асеевых

Между тем, найденный клад стал еще одной двоякой легендой связанной с дворцом фабриканта Асеева. Ведь музейщикам он принес и радость пополнения ценностями экспозиции и многочисленные проблемы по защите самой усадьбы. А таких легенд у дворца множество.

Дворец Асеева – громадная богатейшая постройка работы архитектора Льва Кекушева – для унылого, деревянного и грязного Тамбова был настоящим сказочным замком. Поэтому каждый горожанин, проходя мимо дворца, старался всмотреться в ограду и увидеть, как живут в сказке. Со временем за забором стали частенько замечать маленькую девочку в светлом платье, катающуюся верхом на ослике. И у всех, кто ее видел, происходили в жизни положительные события. По крайне мере, считалось: увидеть светлую наездницу – к добру. И провинциалы в это верили. Но мало, кто знал, что положительным видением была одна из дочерей Михаила Васильевича. Она была душевнобольной. Девочка в качестве развлечений частенько каталась по усадьбе на маленьком ослике, причем чаще всего в светлом платьице.


Дворец Асеева – громадная богатейшая постройка работы архитектора Льва Кекушева Фото: из архива редакции

Работники музея по сей день советуют нынешним тамбовчанам так же всматриваться в ограду

– Мы планируем в нашем музее-усадьбе всевозможные инсталляции, связанные с легендами рода Асеевых, сродни Булаковскому дому, –рассказывает Дмитрий Самородин. – Так, что не удивляйтесь, если гуляя мимо дворца, увидите девочку на ослике. Это к добру.

По словам руководителя музея-усадьбы, у Асеевского дворца много тайн. Даже в его интерьерах, барельефах и люстрах, работы великих мастеров. И каждая расшифрованная станет – основой отдельной экспозиции. А пока во дворце готовят выставку картин Николая Шевченко, чей клад так добавил известности тамбовскому Петергофу.

Род Асеевых вышел из моршанских крестьян. Начинали они с мелочного торга. Участие в торговых речных караванах давало предприимчивым моршанцам быстрые доходы. На заработанные деньги выкупали на волю себя и семью и даже основывали собственное дело. По легенде, Асеевы нашли клад разбойника Кудеяра и таким образом разбогатели.

По другой легенде, на этом месте дворца поначалу стоял деревянный русский терем. Однажды, кто-то из гостей Михаила Васильевича Асеева, сказал: «С Вашим-то капиталом в мраморных дворцах жить нужно…». И фабрикант прямо на глазах разъезжавшихся гостей поджег терем. На пепелище и был якобы выстроен тамбовский дворец.