Четверо в одной норе

– Ирина, большая семья – это и огромная ответственность. Как вы с мужем не побоялись родить столько детей?

– Это ещё и огромное счастье. В нашей семье нас было трое. Само это слово всегда ассоциировалось с множеством – «семь Я». Так и пришла привычка находиться в кутерьме, чтобы дом был не унылым сонным очагом, а весёлым жилищем, полным детских голосов.

– Насколько известно, вы умещаетесь в очень маленьком доме. Неужели можно ужиться большой семьей в одной комнате?

– Сначала и того не было: первое время замужества жили у родителей супруга Сергея. А когда появилась вторая дочка, на материнский капитал купили собственный домик. Конечно, ужиться в нём было нелегко. Вчетвером спали в одной комнате, жили без санузла, готовили в двухметровой кухне, а воду приносили из колодца. На 300 тыс. руб. только и можно купить деревенский «теремок».

– А не было мыслей взять ипотеку?

– Материнский капитал – уловка. Его нельзя использовать как первый взнос. Поэтому с ипотекой он бы нам не помог. А если ее этими деньгами гасить, то что такое 300 тыс. от 1,5 млн? Мы не могли повесить на себя такой кредит с детьми на руках.

– Поэтому и решили потихоньку подстраивать дом?

– Именно так. По мере появления средств. Сергей занимается строительными работами, а это нестабильный заработок. Для ипотечного кредитования такое не годится. А для строительства своего домика, когда можно переждать чёрную полосу в финансах и в одной комнате, зато без визитов приставов, в самый раз.

Мы начали стройку, когда старшей было 4 года. Первым делом, конечно, провели коммуникации. Наконец–то купание детей перестало быть целой проблемой. А потом пристроили ещё одну комнату.

Если вы в «Ж»

– И тут родилась третья…

– Да–да, и мы поняли, что нам снова мало места. Правда, в запасе была пара вариантов. Сначала мы попытались получить сертификат на приобретение жилья как молодая семья. Но наш папа к тому времени уже серьезно постарел. Было ему немного за 30, и мы не считались молодой семьёй. Закон поблажек не делает. Мало ли нашёл себе молодую жену: не построил дома до 30 лет – пеняй на себя.

Вот мы и решили как малоимущие стать в очередь на улучшение жилищных условий. Теоретически это сулило квартиру. А так как величина её рассчитывается из количества народа в семье, мы раскатали губу аж на 100 кв. м. Или около того. Какая разница? Всё равно мы их не получим. Или, как говорит муж, туда въедет старшая дочь, которой сейчас 10 лет, со своими детьми. Потому что стоим мы в этой очереди уже 6 лет. Пытались ускориться как многодетные, но нам объяснили, что очередь одна для всех категорий граждан.

– И осталось только надстраивать этаж. Кстати, как продвигается стройка? К пятому ребенку успеете?

– Бог с вами! Пятый! Четверых не знаем, куда вмещать. Тем более стройка заморозилась, потому что нам пообещали областной материнский капитал, – закон жизни россиянина: если тебе обещают помощь, жди проблем.

Собрали все документы, чтоб доказать, что да – мы многодетные. А в администрации области сказали, что мы затеяли незаконное строительство в зоне многоэтажек, и потому на 100 тыс. капитала не претендуем. Мы огляделись: соседние дома – такие же теремки. И ни одного небоскреба. А некоторые с теми же надстроенными этажами. Зато стало легче – хотя бы не мы одни преступники. Выяснилось, что местные градоначальники в 2011 году придумали новый градостроительный план и решили, что он будет очень перспективный, – поделили Тамбов на зоны так, что строить в некоторых можно только новые минимум девятиэтажные дома. А старые надо снести и заселить их жителей в новостройки. Но сделают это неизвестно когда. Положим, лет через 20. А до тех пор живите, пожалуйста, в однокомнатных домишках и не смейте их достраивать – соблюдайте закон!

Это всё мы узнали в комитете архитектуры, развития и реконструкции города, когда второй этаж уже стоял, а капитал требовался, чтоб там были не только стены. Оказалось, мы живём в той самой перспективной зоне Ж–1. А чтобы получить капитал, мы должны находиться в Ж–3 (жилая застройка до 4 этажей). Конечно, мы подали заявление, чтобы наш район отнесли к Ж–3, и нам ответили, что его рассмотрят. Но, вы же понимаете, менять зону из–за одного заявления никто не будет.

Пошли к юристу. Оказалось, что нужно достраивать этаж своими силами, а потом через суд требовать возмещения убытков.

Вот так мы получили материнский капитал.

– Ну, а как–то ещё помогло государство, кроме 300 тыс. руб. реальных и 100 тыс. воображаемых?

– Вообще у нас есть набор льгот: возмещается 30% от оплаты «коммуналки», 70% от садика, бесплатно кормят в школе, раз в месяц – свободный вход в музеи. Но некоторые «поблажки» пытаются «урезать».

Например, двое моих детей, так как им меньше 6 лет, имеют право на бесплатное получение лекарств по рецепту. А недавно взяли и установили конкретную сумму – 500 руб. в год на ребёнка. Похоже, теперь мы будем лечиться аспирином и анальгином. Мы, конечно, обратились к главврачу и в управление здравоохранения области. Теперь посмотрим, помогут ли они или, как обычно, красиво и витиевато отпишутся.

В четыре раза радостней

– Хотя вы и иронизируете, проблемы вопиющие. Создаётся впечатление, что жизнь многодетных родителей – настоящий кошмар…

– Не преувеличивайте! За всё в жизни нужно платить. Если уж государство прогоняет нас через машину бюрократии, заставляя рассчитываться за положенные льготы, то за такое счастье, как четверо детей, мы тем более в долгу у судьбы. Мало того, что они родились все здоровенькие, что я могу каждый день начинать с их улыбок, мне ещё и лёгкой жизни подавай? Нет, мы понимаем, какую колоссальную ответственность несём за них. А они, чтоб скрасить наши проблемы, делают жизнь в четыре раза радостней. Младший Данила грызёт тапки и журналы по всему дому, семилетняя Лиза никак не может найти дорогу в школу, старшая Катя – занятой человек: школа, «художка», воспитание младших, а пятилетняя Настя устала от всего этого и уехала к бабушке в деревню. А я варю борщ, жду мужа с работы и счастлива.

– Как–то вы успеваете варить борщ? Многодетной матери некогда растить детей. Ей нужно целыми днями ходить по ведомствам и судам. Пока докажешь всем свои права, дети мимоходом вырастут. Как быть, чтобы бюрократическая система не отравляла счастья материнства?

– Нам нужно официальное общество многодетных семей. А то каждая мама одна со своими проблемами обивает пороги ведомств. А там намекают, что из–за нас одних ничего решать не будут. Вот если бы с конкретной проблемой приходило сразу несколько семей, реакция была бы другой. Но для этого нужна официальная общественная организация.